Обновленная версия балета «Щелкунчик» в ярком художественном оформлении

9 ноября Театр балета имени Леонида Якобсона представил публике обновленную версию балета «Щелкунчик» по сказке Э.Т.А. Гофмана на сцене Эрмитажного театра — в ярком художественном оформлении.

Приятным сюрпризом и настоящим подарком для зрителей в юбилейный сезон Театра балета имени Леонида Якобсона можно считать обновленный спектакль «Щелкунчик»: он вошел в репертуар театра в новом ярком художественном оформлении.

Художники спектакля — выдающийся российский сценограф Владимир Фирер и его сын и коллега Александр Храмцов. В работе над «Щелкунчиком» специально для Театра балета имени Леонида Якобсона они в определенной степени продолжают традиции оформления легендарного балета, но свою задачу видят не в буквальном восстановлении классических декораций и костюмов, а в развитии традиции мира искусства.

Фирер и Храмцов решили, что просто повторять что-то, даже удачно найденное, не имеет смысла, поэтому на основе оформительского «багажа» «Щелкунчика» они постарались сделать что-то новое — и с непременной изюминкой. Так, публика увидела традиционный, классический «балетный театр» с живописным оформлением сценических «задников» и кулис — но выполнены они в ином, современном и смелом, ключе. Здесь перекличка с глубиной и насыщенностью балета времен таких великих русских сценографов и театральных декораторов, как Александр Бенуа, Лев Бакст или Александр Головина: в каждой картине — не формальное изображение пейзажа, а целое полотно, достойное экспозиции серьезного музея. В свою очередь, полотно превращается в декорацию со всеми сопутствующими театральными условностями.

«Щелкунчик» — настоящая волшебная сказка, поэтому в новой версии балета, по выражению Фирера, много чудес и «прозрачностей». Например, для того, чтобы на сцене сквозь листву просвечивал волшебный город на фоне неба, ветки сада размещены на трех рядах просвечивающих кулис. А предметы и персонажи то «из ниоткуда» возникают на сцене, то таинственным образом исчезают (для этого к нестандартным сценографическим решениям в спектакле добавляются еще и хитрости со светом).

В отношении костюмов к обновленному «Щелкунчику» работают те же приемы, что и с декорациями. Формально герои так называемых бытовых сцен одеты созвучно тому времени, в котором они действуют в сказке Гофмана, но костюмы неуловимо созвучны сегодняшнему дню. А сказочные персонажи спектакля решены «с намеком»: скажем, мыши здесь — животные условные. По словам Владимира Фирера, они «не меховые, а с шутливым обозначением мышиных примет». Это та же театральная условность, когда роль длинного носа исполняет шляпа-треуголка, а костюмы танцовщиков в образах мышей по форме, цвету и фактуре выглядят «по-мышиному», но все же отчетливо напоминают человеческую одежду. Да и главная героиня Маша из обычной девочки за счет переодевания превращается в маленькую принцессу: так костюм оправдывает переход из мира реальности в фантастический мир сна...

В новой версии Театра балета имени Леонида Якобсона «Щелкунчик» — это добрая старая сказка, рассказанная в лучших традициях, но на актуальный, современный манер. Подобные спектакли критики обычно с удовольствием называют зрелищной креативной постановкой или стильной и оригинальной новацией.